Бесплатные шаблоны Joomla

Отягощенность правом. Андрей Саркисов

2003-04-23

Difficile est proprie communia dicere1

Horatius

 

 

        Право и общество – дискурс современной эпохи. Постулат сколь малопонятный, столь же и справедливый. Человеческое общество всегда было «отягощено» правом. На протяжении веков философы размышляли о его сущности и потребностях общества, население взывало к справедливости и соблюдению обычаев предков, «крапивное семя» судейских занималось толкованием права и не забывало о выгоде, а правители вводили новые законы и прижимали всех подряд. В наше время рассуждения о «правовом государстве» и «правовой культуре» уже набили оскомину, но от этого не стали менее значимыми для людей. Большая часть общества пребывает в убеждении, что право нужно «дать», и посему с удовольствием ругает законодателей, а лучшая его часть пытается объяснить, что право есть форма общественного сознания и что состояние общества непосредственно влияет на состояние права. Общество зависит от права, а право зависит от общества. Оба понятия – «право» и «общество» – логически расторжимы, но в жизни взаимосвязаны и подвержены взаимному влиянию. Следовательно, для более глубокого понимания общества, в котором мы живем, или хотим жить, нужно приблизиться к пониманию сущности права, но сделать это можно, лишь оценив, хотя бы в общих чертах, сложившуюся систему представлений о нем.

 

 

        В современной науке обычно используются следующие определения права.

 

        В объективном смысле право есть система общеобязательных, формально определенных норм, установленных и обеспечиваемых силой государства и направленных на регулирование поведения людей и их коллективов в соответствии с принятыми в данном обществе устоями социально-экономической, политической и духовной жизни.

         В субъективном смысле под правом понимается предусмотренная или не запрещенная законом или иным правовым актом возможность того или иного лица обладать имущественным или неимущественным благом, действовать в определенной жизненной ситуации способом, установленным или не запрещенным правовой нормой, или воздержаться от совершения соответствующего действия.

        В этих определениях выявляется противоречие между правопониманием (правовой идеологией, правосознанием – сферой общественного, группового и индивидуального сознания, связанной с отражением правозначимых явлений, с правовыми концепциями, наконец – с индивидуализированным восприятием меры возможного и должного поведения), с одной стороны, и нормами права, вводящими нормативную меру общественного поведения, – с другой. По сути, это противоречие между внутренней свободой и внешней несвободой, которое и вызывает сомнение в абсолютной благости права и требует постоянно определять необходимое и возможное соотношение между свободой и несвободой.

 

 

        Социальное регулирование как осознанная необходимость

 

        Понимание сущности права начинается с вопроса о его происхождении. В современной науке существует множество разных теорий возникновения права, но исчерпывающей нет. Каждая теория внесла свой вклад в изучение вопроса о происхождении права, позволила взглянуть на проблему в новом ракурсе и приблизила к объективному пониманию его сущности.

        За основополагающий научный факт можно принять одно из главных свойств общества – его организованность, которая является следствием саморегуляции, присущей человеческим коллективам. Человек стал человеком во многом потому, что в отличие от животного, подчиняющегося только биологическим законам, ему дано самому регулировать свое поведение.

        В зарождающемся обществе большое значение имели самые первые социальные регуляторы, такие, как магия, культовые ритуалы, обряды, на которые человечество «набрело» как будто случайно – в поисках оптимальных путей удовлетворения растущих запросов. Конкретные формы обусловливались уровнем психобиологического развития первобытного общества. Эти ритуалы и обряды, а иными словами, социальные нормы, то есть общие правила поведения, вошли в повседневность и стали через подражание передаваться из поколения в поколение. Так в общественном сознании закреплялся механизм социальной саморегуляции и, что особенно важно, понимание саморегуляции как объективной необходимости.

 

 

        Становление права, или право в генезисе общества

 

        Социальное регулирование в первобытном обществе не носило правового характера в современном понимании этого выражения. Скорее, это было «предправовое» явление, ставшее той почвой, на которой впоследствии и выросло право. Впрочем, на этом этапе развития уже применимо очень интересное понятие – естественное право.

 

 

        Теория естественного права – одна из самых древних и распространенных ныне теорий  происхождения права, к приверженцам которой можно отнести, с некоторыми допущениями, Лао-Цзы2 и Конфуция3, Аристотеля4 и Цицерона5, в XVII–XVIII веках – Гоббса6, Локка7 и Руссо8, в XX веке – Штаммлера9, Фуллера10 и Кауфмана11. Применяемая «в чистом виде», эта теория снимает вопрос о возникновении права, так как утверждает, что совокупность неоспоримых принципов и прав вытекает из природы человека и не зависит от социальных условий.

        Теория естественного права, как и другие, претерпевала различные изменения. Так, на ее основе возникла договорная теория, объясняющая происхождение права тем, что люди добровольно отказались от возможности самостоятельно обеспечивать свои естественные права и договорились о создании государства, наделив его полномочиями издавать законы и обеспечивать их исполнение. Полноценного объяснения возникновения права теория естественного права дать не могла, но исследователи и в настоящее время пользуются многими ее положениями для интерпретации перехода от первобытных форм социального регулирования к архаично-правовым и для анализа категорий взаимосвязи права и общества.

        Основные теории возникновения права укладываются в рамки цивилизационного подхода, то есть признания естественного становления цивилизации в ходе исторического процесса и соответствующего ему становления права. Исключение составляет разве что теологическая теория, сформулированная в XIII в. Фомой Аквинским12, которая гласит, что право создано Богом и даруется человеку посредством пророка или правителя, что, увы, не соответствует современному пониманию права.

        К сожалению, и другие теории грешат односторонностью. К примеру, регулятивная теория основывается на том, что право возникает для поддержания единого порядка в обществе, когда все сферы жизни – экономическая, политическая и социально-бытовая – все больше регулируются нормами права, и тем самым абсолютизирует его роль в жизни людей. Историческая теория опирается на национальные особенности того или иного народа, отрицая возможность общего для всех народов понимания права. Примирительная теория выводит происхождение права из необходимости разрешения социальных конфликтов, однако не способна объяснить возникновение конфликтов в процессе применения права. Марксистская (классовая) теория настаивает на том, что право является возведенной в закон волей господствующего класса и применяется им как орудие для подавления класса угнетенного, и тем самым отрицает общечеловеческие правовые ценности. Теория специализации рассматривает появление права как результат постепенного развития социального регулирования, в результате чего стали выделяться люди, а затем и специальные органы, занимающиеся созданием законов, т.е. появилась специализация в области права, позволявшая социальному регулированию приспособиться к изменениям жизни общества. Но и эта теория не объясняет сути проблемы: ведь и право само по себе влияет на изменения в обществе.

 

 

        Объем понятия «право»

 

        Что такое право? Вопрос сложный, скорее риторический, и однозначного ответа на него не существует. В зависимости от контекста понятие «право» может отражать религиозное, морально-нравственное, психологическое или же строго юридическое явление.

        В самом абстрактном виде право обозначает социально оправданную свободу поведения, обусловленную особенностями жизни людей. Очевидно, что в разные времена социально оправданными признавались разные степени свободы поведения тех или иных членов общества. Такое определение непременно заставляет обращаться к истории развития общества, начиная с его первобытных форм, к изучению общественной психологии, а следовательно, и к понятию естественного права. Оно не обозначает права в юридическом смысле, но необходимо тогда, когда требуется фундаментальный подход в изучении тех или иных правовых явлений, когда приходится касаться областей философии права.

        Право можно определить и как индивидуально-коллективную волевую систему, состоящую из общеобязательных принципов, предписаний и действий, объективно обусловленных соответствующими общественными отношениями, и их регуляции для установления общественного порядка.

        В ограниченно юридическом смысле под правом понимается позитивное право (более того, право в объективном смысле, то есть – объективное). Иными словами, подразумевается реально существующее, или наличное право. Оно, если использовать философскую терминологию, внешне объективировано, обладает фактичностью и является результатом деятельности человека.

 

 

        Понятие позитивного права

 

        В отличие от морали, обычаев и особенно от естественного права, это право «позитивно» потому, что определенные нормы поведения специально создаются или со временем признаются людьми, закрепляются ими и утверждаются в обществе как постоянные и императивные, то есть содержащие обязательную модель поведения. Свое внешнее выражение эти критерии получают в виде официально действующих, то есть определенных государством на данном этапе исторического развития, форм (нормативно-правовых актов, зафиксированных юридических прецедентов и других источников права). Таким образом, позитивное право существует как реальность того или иного государственного образования.

        Важность осязаемой формы позитивного права заключается в том, что в строго юридическом смысле (когда в качестве источника права не учитывается правосознание) внешнее проявление права понимается и как его источник, то есть место нахождения юридических норм. Вообще, грань между формой и содержанием в позитивном праве очень тонка. Важно понимать, что право – это не закон (нормативно-правовой акт), а нормативный регулятор в виде закона. Форма, таким образом, может быть выделена как особый характерный признак позитивного права.

        Другим его признаком является государственная гарантированность, из которой следует, что нормы общественного поведения имеют поддержку мощной социальной силы – государственной власти. Именно через признаваемые государством формы, или источники, права, позитивное право приобретает качество публичного, официального критерия поведения.

 

 

        Соотношение естественного и позитивного права

 

        Следует сразу отметить, что естественное, или непосредственно-социальное, как еще его иногда называют, право существует и действует безотносительно к тому, материализовано ли оно, оформлено внешне или нет, в отличие от позитивного права, которое обязательно должно иметь форму документа. Люди всегда являлись носителями и выразителями интуитивных ощущений справедливого и несправедливого, правового и неправового. Свобода поведения членов общества, таким образом, изначально определялась этим интуитивным ощущением индивидов. Но внутреннее ощущение человека корректировалось обществом, «подстраивалось» под среду, что помогало избегать конфликтов.

 

 

        Таким образом, можно принять, что каждый правовой институт позитивного права имеет свою естественную основу (например, брак основан на половых различиях и т.д.), а происхождение и дальнейшее изменение позитивного права не стоит прямо связывать с экономическими, идеологическими и другими подобными явлениями. Объективно обусловленные экономикой, политикой et cetera требования общества материализуются в позитивном праве, лишь «преломившись» в естественном, и если центральную роль в социальном регулировании цивилизованного общества играет позитивное право, то исходным элементом регулирования является право естественное.

 

 

        Соотношение объективного и субъективного права

 

        Если придерживаться строго юридических понятий, то общественными критериями и моделями обязательного поведения признаются юридические нормы, или нормы права: особое социальное явление, не «прикрепленное» к какому-либо субъекту, а существующее как объективный факт (объективное право).

        Совокупности правовых норм, регулирующих тот или иной вид специальных общественных отношений, называют институтами права (например, институт брака или права собственности). Они регламентируют общественные отношения без привязки к конкретному лицу (субъекту). Совокупность институтов, относящихся к еще более обширной области однородных отношений, называется системой соответствующего права (например, гражданского или уголовного), а совокупность этих систем, в свою очередь, образует систему права конкретного государства, называемую объективным правом. Таким образом, «объективность» права определяется не только объемом регулируемых отношений и тем, что оно фактически существует и материализовано, но также тем, что оно существует независимо от тех или иных субъектов.

        Однако существование права в целом опирается также на юридические отношения, или правоотношения, представляющие собой урегулированные нормами права общественные отношения, участники которых обладают субъективными правами и являются носителями юридических обязанностей. Обязанности возникают в ходе конкретных юридических отношений, но регулируются объективным правом.

        Выделяют три способа формирования и существования позитивного права – как публичного явления или как общественного института: обычное право (право, основанное на обычаях), право судей (право, создаваемое преимущественно судом, – прецедентное право), право законодателя (право, которое рождается в результате законодательной деятельности государства).

        Форма обычного права была характерна для ранних стадий развития цивилизации, когда критерием дозволенного и недозволенного государство признавало сложившиеся модели поведения и в дальнейшем использовало их для разрешения проблем в сходных жизненных ситуациях. Иными словами, формирующим началом для юридических норм был обычай – те общие правила, которые в результате длительного применения стали привычкой. В современном гражданском и международном частном праве, например, до сих пор бытует понятие торгового обычая.

        Если отсутствовал подходящий к случаю обычай, юридическая норма могла возникнуть в результате судебного решения, посвященного конкретному делу, которое становилось образцом, прецедентом для разрешения подобных жизненных ситуаций. Так сформировалось прецедентное право, образующее особую «семью» среди юридических систем – англосаксонское право (например, в Великобритании и США).

        Со временем во многих государствах основным путем формирования позитивного права становится прямая деятельность государственных органов (правотворчество), направленная на то, чтобы с помощью обобщений выделять модели распространенных жизненных ситуаций и в дальнейшем использовать их на практике для решения похожих, однотипных случаев. Результатом правотворческой деятельности является нормативный правовой акт, то есть документ, благодаря которому в позитивное право вводятся новые нормы или упраздняются и изменяются старые. Главным нормативным правовым актом является закон (в том числе Конституция, как основной закон). Такая форма позитивного права получила название права законодателя; так же, как и прецедентное право, оно образует свою «семью» – романо-германское право, типичное для стран континентальной Европы (например, Франции, Германии и России).

 

 

        Понятие толкования права

 

        Интерес к вопросу толкования права в юридической науке очень глубок. В обыденном понимании это явление представляет собой реакцию различных уполномоченных органов и лиц на обнаруженные ими в текстах нормативных актов неясности и огрехи. Также распространено мнение о том, что необходимость в толковании права появляется тогда, когда возникает потребность применить (а для этого «истолковать») закон по-особому.

        Такое мнение ошибочно. С научной точки зрения толкование права – важная составляющая правовой культуры, сложная и многогранная деятельность, интеллектуальный процесс, направленный на познание и разъяснение смысла правовых норм. Это еще и важный элемент правореализационного процесса, в частности, процесса правоприменения. Толкование права, по существу, завершает регулирование жизненных отношений законом, видоизменяет правосознание, повышая его уровень. Нормы позитивного права только в результате толкования становятся готовыми к их практическому применению. По этой причине именно толкование права во многом определяет корректную его реализацию и, следовательно, соблюдение законности.

 

 

        Семиотика права

 

        Значимость толкования стала причиной формирования на современном этапе семиотики права – науки, рассматривающей право в виде знаковой системы, изучающей содержание правовых понятий и форм их языкового выражения и основывающейся на формировании в правосознании правовых моделей, определяющих тождественность восприятия и оценки независимых от мышления объектов. Правовое понятийное поле следует воспринимать как социально-правовой, нравственно-правовой, религиозно-правовой знаковый пласт, перегороженный языковыми и этнокультурными барьерами, и требующий социальной и исторической локализации (термин авт.).

 

 

        Юриспруденция любит всякого рода классификации, в том числе различает официальное и неофициальное толкование права.

 

        Официальное толкование – это разъяснение, которое дается уполномоченными на то государственными органами, должностными лицами, общественными организациями (в рамках их компетенции), оно закрепляется в специальном акте и имеет обязательное значение для других субъектов права. Такое толкование является юридически значимым, то есть вызывает определенные правовые последствия.

 

 

        Различают два вида официального толкования – нормативное (общее) и казуальное (индивидуальное). Нормативное толкование не ведет к созданию новых правовых норм, а только разъясняет смысл уже действующих. Оно имеет общий характер, то есть предназначается для общего руководства в процессе применения права и относится к неограниченному числу случаев. Казуальное же толкование не имеет общеобязательного значения, а лишь сводится к толкованию правовой нормы в связи с частным, конкретным случаем (казусом). Оно тоже дается компетентным органом, но обязательно лишь для данного случая и не имеет значения при рассмотрении других дел.

        Само нормативное толкование подразделяется на аутентичное (авторское) и легальное (делегированное). Аутентичное толкование означает, что разъяснение смысла применяемых норм исходит от принявшего их органа. Оно основано на правотворческих функциях последнего, поэтому, издав нормативный акт, правотворческий орган вправе в любое время дать необходимые, с его точки зрения, разъяснения. Легальное же толкование осуществляется теми субъектами права, которым это поручено (отсюда и второе название – делегированное толкование), и носит подзаконный характер (например, Верховный Суд, не являясь правотворческим органом, имеет право толковать нормативные акты, в том числе и акты, принимаемые высшими законодательными органами).

        Неофициальная трактовка, в отличие от официальной, дается субъектами права, не имеющими официального статуса и не обладающими полномочиями толковать правовые нормы. Таковыми могут быть общественные организации, научные учреждения, ученые, практические работники. Они осуществляют разъяснение правовых норм в форме рекомендаций и советов, которые лишены юридической силы.

        Неофициальная интерпретация, в свою очередь, также подразделяется на несколько видов, а именно: на обыденное, профессиональное и доктринальное (научное) толкование. Обыденное толкование может дать любой человек, например, в ходе всенародного обсуждения каких-либо нормативных актов, референдумов. Такое толкование отражает уровень правосознания общества и отдельных его представителей. Профессиональное толкование может быть дано не любым гражданином, а только специалистами в области права.

        Особое место в неофициальном толковании занимает доктринальное толкование, которое дается специальными научно-исследовательскими учреждениями и отдельными учеными в статьях, монографиях, комментариях. Оно основывается на авторитете толкующих право, что учитывается и используется в ходе правотворчества и правоприменения.

Конечным результатом уяснения и разъяснения смысла правовой нормы должна быть однозначность и полная ясность, что, в свою очередь, зависит от соотношения буквального текста и действительного содержания. Такое соотношение определяет виды толкования по объему. Различают буквальное (адекватное), расширительное и ограничительное толкование права.

         Буквальным (адекватным) мы называем толкование, где действительное содержание юридических норм соответствует буквальному тексту. Но по разным причинам словесное выражение воли законодателя и действительное содержание этой воли в правовой норме могут не совпадать. В таких случаях применяются расширительное или ограничительное толкование. В первом случае действительное содержание правовой нормы шире, чем ее словесное выражение. Ограничительное толкование, наоборот, применимо в тех случаях, когда действительное содержание нормы права уже, чем ее словесное выражение. Так, предусмотренная Конституцией РФ для всех граждан обязанность нести воинскую службу в результате толкования определяется как обязанность только для граждан-мужчин.

        В процессе толкования правовых норм большое значение имеют акты толкования, содержащие конкретизирующие нормативные предписания, разъясняющие юридические нормы. Они имеют свои особенности: не содержат норм права, общеобязательных правил поведения, не имеют самостоятельного значения, действуют в единстве с теми нормативными актами, в которых содержатся толкуемые юридические нормы, и зависят от них. Вопрос о юридической природе актов толкования связан с проблемой сущности толкования права. В самом деле, является ли это правотворческой деятельностью или это средство уяснения и разъяснения смысла существующей нормы права? Можно ли считать акт толкования права источником права – ведь он может быть нормативным, то есть носить общеобязательный характер, или нельзя – ведь таким актом не устанавливаются, не изменяются и не отменяются нормы права? Впрочем, эти вопросы носят отвлеченный характер и интересны, скорее, для теоретиков.

        Читателям настоящей статьи, может быть, покажется более интересным другое. Сможет ли общество научить себя воспринимать различные правовые проблемы не в отдельности, каждую саму по себе, откликаясь на какую-нибудь особенно болезненную в данный момент жизненную ситуацию, а целиком, в комплексе, следуя собственной системе правовых взглядов, организованной и цельной? Следует ли всем членам общества пытаться уяснить сущность права, или пусть этим занимаются правоведы? Нужно ли стремиться к повышению своего уровня толкования права, а вместе с этим и уровня правосознания – от обыденного до профессионального, или вообще различение их не является существенным?

В любом случае: Lectori benevolo salutem13.

 

 

Примечания.

 

1. Трудно по-своему выразить общеизвестные истины (лат.). (Гораций).

2. Лао-Цзы (Мудрый Старец; VI век до н.э.), древнекитайский философ, один из основателей учения даосизма, автор трактата «Дао Дэ Цзин» («Канон Пути и благодати»).

3. Конфуций (кит. Кун Фу-Цзы, латинизировано как Confucius; ок. 551 – 479 гг. до н.э.) – древнекитайский мыслитель и философ. Его учение оказало глубокое влияние на жизнь Китая и Восточной Азии, став основой философской системы, известной как конфуцианство.

4. Аристотель (др.-греч. ριστοτέλης; 384–322 гг. до н.э.) – древнегреческий философ и учёный. Ученик Платона. Наиболее влиятельный из диалектиков древности; основоположник формальной логики.

5. Марк Туллий Цицерон (лат. Marcus Tullius Cicero; 106–43 гг. до н.э.) – древнеримский политик и философ, блестящий оратор.

6. Томас Гоббс (англ. Thomas Hobbes; 1588–1679) – английский философ-материалист, автор теории общественного договора.

7. Джон Локк (англ. John Locke; 1632–1704) – английский педагог и философ, представитель эмпиризма и либерализма.

8. Жан-Жак Руссо (фр. Jean-Jacques Rousseau; 1712 –1778) – французский писатель, мыслитель, композитор.

9. Рудольф Штаммлер (нем. Rudolf Stammler; 1856–1938) – один из самых выдающихся немецких юристов, виднейший представитель школы так называемого «возрожденного естественного права».

10. Лон Фуллер (англ. Lon Fuller; 1902–1978) – американский правовед, один из крупнейших современных представителей естественно-правового направления в теории права.

11. Артур Кауфман (нем. Arthur Kaufmann;1923–2001) – немецкий юрист и философ права.

12. Фома Аквинский (лат. Thomas Aquinas; ок. 1225 – 1274 гг.) – философ и теолог, систематизатор ортодоксальной схоластики, учитель церкви. Связал христианское вероучение с философией Аристотеля.

13. Привет благосклонному читателю (лат.).